Сталкеры показали, что осталось от города Аральск-7 и полигона Бархан
22.10.2017
1 comment
Share

Сталкеры показали, что осталось от города Аральск-7 и полигона Бархан

В фотоотчёте под названием «Добро пожаловать на остров Возрождения!» пойдёт рассказ о рейде на полигон по разработке бактериологического оружия под названием «Бархан», включающий в себя полевую научно-исследовательскую лабораторию ПНИЛ-52 и городок Аральск-7 (Кантубек), а также другие объекты. Полигон находится на острове Возрождения посреди высыхающего Аральского моря. Хотя остров ныне уже не является островом, добраться до «Бархана» по-прежнему трудно.

То был сложный рейд, и я хочу выразить благодарность всем, кто так или иначе помог нам. Прежде всего, благодарю Макса – своего напарника в этом мероприятии, стойко переносившего все трудности. Спасибо Фай и товарищам из ГСС, за моральную и информационную поддержку. Также благодарю тех, кто доставил нас до точки старта пешего маршрута и забрал обратно. Особенно, старого пастуха, который дал нам много ценных советов. К сожалению, не могу упомянуть его имени, как и имён всех участников нашей «доставки», во избежание появления у них проблем с местными правоохранителями. Но скажу, что это старик, обладающий не только мудростью, но и вечно молодой душой. Несмотря на возраст, он не боится рисковать. И такие старики достойны подлинного уважения.

Отдельное спасибо Дмитрию Истомину и всем участникам группы «Бархан» социальной сети «Одноклассники» за фото и рассказы об объекте, а также Александру Афанасьеву за предоставленные старые фотографии. Данные полученные от них включены в отчёт с пометкой взгляд в прошлое.

Также приношу извинения пограничной службе Казахстана и Узбекистана за двукратное нарушение государственной границы. Однако, то была вынужденная мера. Как говорится: «не мы такие — жизнь такая.»

P.S. Всё изложенное в отчёте является плодом воображения, а фотографии – продуктом монтажа. Любые совпадения с реальными людьми, событиями и местами случайны.

Фотоотчёт получился объёмным. Для тех, кто ленится смотреть фото, подготовили видеоролик.

Итак, ввиду сложившихся обстоятельств вместо двух дней для обследования Кантубека и ПНИЛ-52 у нас остался один. До города предстояло отмахать пятнадцать километров. Если приплюсовать сюда обратную дорогу и расстояние, между различными объектами Бархана, вырисовывалось кругленькое число – пятьдесят километров. Но для того-то мы и берегли силы, отказавшись от ночных дежруств.

Решили идти налегке. Взяли с собой аптечку, фонари, фотоаппараты, батарейки, по одной бутылке воды на человека, а также галеты и козинаки. Остальное упаковали в рюкзаки, и спрятали их под раскидистым саксаулом, предварительно обмазав мазью от ушибов и растяжений. Для чего? Мазь имела резкий напоминавший «Звёздочку», но вполне приятный запах. Таким способом мы рассчитывали отвадить местную живность от посягательства на наше добро.

Погода выдалась на удивление приятной: полный штиль, синее небо и яркое солнце.

— Погодка прямо как по заказу, — сказал Макс.
— Верно, — согласился я.

Рюкзаки закрывали спины, а дополнительные килограммы помогали согреться. Дул бы сейчас вчерашний ветер, и мы бы ошалели от холода. Так что нам здорово повезло.

Шагать без рюкзаков было истинным блаженством. И мы развили приличную скорость. Справа забелели покосившиеся столбы линий электропередач. Я показал на них напарнику:

— Видимо, эта ЛЭП тянется до пристани. Скоро пересечём дорогу.

И действительно. Сначала нам повстречалась огромная покрышка,

потом горка заготовленного кем-то валунника,

а через несколько метров мы вышли на саму дорогу.

Дорогой по-прежнему пользовались. Я остановился и присел, чтобы тщательнее рассмотреть следы от протектора.

— Хэлл, может, пойти по дороге? Я понимаю, что мы дадим солидный крюк. Но по дороге идти легче, — предложил товарищ.
— Нет, Макс. Не пойдём. Посмотри на следы. На них нигде не лежит ни соринки, ни травинки. И выглядят они так, будто здесь проехали пару дней назад. И на обочине почти негде спрятаться.
— Да уж… — вздохнул Макс.

Я был полностью солидарен с товарищем, но следовало соблюдать скрытность. Поэтому мы пошли дальше месить рыхлый песок.

Чем ближе подходили к Бархану, тем гуще становилась растительность. Саксаул уже не рыжел жалкими пятнышками, а выстраивался в зелёные стенки, пробиться сквозь которые не представлялось возможным. Рельеф тоже изменился. На горизонте проступили холмы и низины, а где-то на северо-западе чернела отвесная скалистая часть берега. Концентрация мелких ракушек под ногами таяла с каждым километром. Нам стали попадаться зайцы. Они выскакивали буквально из-под ног, и, энергично выбрасывая лапы, улепётывали в неизвестном направлении. Всего в тот день мы вспугнули шесть штук.

— Подходим к границе, — оповестил я товарища.
— Что-то её не заметно.
— Ну, да. Наверное, не стали заморачиваться с демаркацией. Да и для кого? Совсем недавно это был остров.
— Как же?! – шутливо возмутился товарищ. – А мы? А мародёры?
— Точно! Ещё про зайцев и сусликов не забудь. Короче, полное пренебрежение. Хотя постой-ка, вон геодезический знак.

Я сверился с показаниями навигатора.

— Да. Прямо на границе стоит.

Веха была установлена в возвышении, и мы подошли к ней, чтобы осмотреться.

Справа в низине раскинулся солончак.

На северо-западе всё также маячил обрывистый берег.

А на севере в плывущем мареве проступали угловатые очертания зданий.
— Это оно? – спросил Макс.
— Да, это Бархан. Те здания, что ближе — это жилой городок Аральск-7. Которые подальше – лабораторный комплекс. А во-о-он там на северо-востоке аэродром. Видишь здание диспетчерской?
— Похоже на Мордор…

Мы сделали короткий привал, перемотали портянки, съели несколько галет и двинули дальше. Наше продвижение стали затруднять чересчур плотные заросли саксаула. И не то, чтобы он рос сплошняком. Просто нам приходилось много петлять, дабы найти очередную прореху в живой изгороди. Путеводной нитью в этом лабиринте служили знакомые следы от мотоциклов.

Неожиданно для самих себя выбрели на укатанную грунтовку. Я сверился со спутниковыми снимками.

— Отлично, это как раз та дорога, которую мы видели утром. По ней и пойдём.
— А если машина? – просил Макс.
— Нырнём в кусты. Смотри сколько их тут, и какие они здоровые.

Дорога спустилась в овраг, затем поднялась. Сделала поворот, и перед нами выросли первые здания.

Мы медленно, почти крадучись пошли вперёд, поминутно замирая и прислушиваясь. Добрались до угла трёхэтажной казармы,

выглянули на плац.

Обширный квадрат был вымощен бетонными плитами. Посреди него раскинулись заросли кустарника, окружившие невысокую бетонную стелу. В промежутках между изломанными плитами торчала всевозможная растительность. По периметру плаца расположились штаб полка, две казармы и солдатская столовая.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Agnostic


Comments

  1. вл ад Октябрь 29, 16:49
    при просмотре наваливается какая то необъяснимая грусть ,а потом ярость на этих двуногих с геном разрушения (что не съем , то покусаю) Все стекла в зданиях побиты (цель) все что возможно сломано И почему то не бздят а ведь место где реально занимались разработками

Write comment

Войти с помощью: 

Your data will be safe! Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person. Required fields marked as *