Завод керамических котиков
16.10.2017
0 comments
Share

Завод керамических котиков

Наверное, многие удивятся подобному названию отчёта. Можно было бы озаглавить этот репортаж в духе «Заброшенный завод», «Заброшенная керамическая фабрика», «Заброшенная фаянсовая фабрика», «Заброшенная фабрика «Пилы». Но я поступлю проще и назову её в честь пушистых и мурчащих животных. Именно их керамические статуэтки можно встретить здесь почти повсеместно и в самых разных позах. Итак, перед нами очередная заброшенная керамическая фабрика с богатой историей, закрывшаяся относительно недавно. Этому производству удалось пережить и перестройку в лихие 90-ые, и дефолт в 98-ом году, но кризис 2008-го почти окончательно поставил крест на его развитии. Через несколько лет цеха и мастерские были опечатаны, а завод объявлен банкротом. В помещениях можно снимать фильмы — на полках стоят необожжённые статуэтки, рабочие места художников покрыты слоем пыли, с потолков течёт вода, а из подоконников местами начинают расти деревья…

Итак, на этот раз мы перенесёмся на очередную заброшенную фабрику. Ещё в прошлом году я загорелся идеей сюда попасть, нашёл адрес места. Но так выходило, что мне надо было срочно ехать на отдых в Абхазию, поэтому всё сдвинулось на две недели. Как обычно и бывает — стоило подождать буквально несколько дней, и объект оказался в базе Урбантрипа, вскоре туда поехали толпы, желающие пофотографировать/похабарить/покрушить на территории. Уже через неделю на территории появились полицейские машины и агрессивно настроенные рабочие. Лавочка накрылась, пошли слухи об активном восстановлении и перезапуске завода. Я вычеркнул объект из блокнота, почему-то уверившись, что он прошёл мимо. Однако иногда случаются исключения из правил. Месяц назад благодаря пришедшим на помощь комрадам прошла информация, что фабрика стоит на месте, и туда даже можно попасть.

Значит, надо ехать! И вот, мы уже идём под палящим солнцем к месту. Но всё оказалось не так-то и просто. Описанный залаз оказался крепко-накрепко заколочен, поле зарослей вокруг выкошено под ноль, а на территории явно обозначились признаки жизни. Пришлось отсидеться некоторое время неподалёку, заодно устроив пикник на обочине. Потом — быстрая пробежка к зданию, довольно извращённый путь попадания внутрь (друзья были крайне недовольны). Но всё же мы внутри, вокруг тишина, и казалось, что в здании никого нет. Мы расслабились и отправились на изучение помещений.

Но перед тем, как перейти непосредственно к фотографиям, было бы неправильно не рассказать о самой фабрике… Оно было, по сути, основным предприятием страны, история которого была неотрывно связана с развитием керамической и фаянсовой культуры в России. Всё начиналось с маленьких мастерских в конце 19-го и начале 20-го века. Спустя десятилетия после революции —  художники и мастера продолжили создавать произведения искусства, выполняя заказы государства — как для массового потребления, так и на идеологическую тематику.

Позже и ближе к концу XX века они стали исполнять интересы частных заказчиков. Однако даже в новых современных произведениях сохранялся дух и мотивы многолетних традиций керамики. Да, продукция 90-ых и 2000-ых в чём-то проигрывала продукции 40-летней давности, однако разнообразие ассортимента поражало. Цветочные горшки, сувениры, изразцы для каминов, тарелки, блюдца, садовые гномы, снеговики, это далеко не всё, что тут производилось. Качество сохранялось на высоком уровне, а яркая цветовая гамма выгодно отличала продукцию фабрики.

К сожалению, всё имеет своё начало и конец. И эта фабрика не стала исключением. И пока где-то в закромах теплится жизнь в виде нескольких художников-мастеров, вручную расписывающих продукцию, пока здания завода продаются на торгах, внутри помещений время фактически остановилось.

На первом этаже здания находился массозаготовительный цех. Ещё год назад там можно было обнаружить множество различного оборудования — мешалки, крутилки и т.д. Сейчас же — фактически  голые цеха. Почти всё было попилено на металлолом. Поэтому направляемся на второй этаж. Здесь расположились лаборатория, живописный цех, медкабинет, раздевалки и переход в сторону крупных цехов. Несмотря на то, что объекту стало за этот год значительно хуже, всё же состояние можно оценивать как хорошее. В этих помещениях сидели художники, расписывающие изделия из керамики. Сухие цветы, баночки с красками, кисточки, эскизы рисунков…

Пока что оставим живописный цех и направимся в сторону лаборатории. Именно тут разрабатывались рецепты новых красок (ангобов) и образцов полив (глазурей). Лаборатория состоит из двух комнат. Первая, по сути, представляет собой рабочие места и склад опытной продукции и химического стекла.

На стене висит плакат, на котором приведен весь спектр цветов ангобов. Так что такое ангоб, такое неизвестное обывателю слово?

«Ангоб (фр. engobe) — покрытие из жидкой глины, которое наносят на поверхность изделия до его обжига в виде сплошного или частичного покрытия для получения более гладкой поверхности, маскировки нежелательной окраски изделий, создания рельефного рисунка и т. п.»

Но говоря об ангобах, стоило бы и упомянуть о глазури. Здесь уже слово понятнее и знакомее. Но всё же.

«Глазу́рь (нем. Glasur, фр. glaçure) — стекловидное покрытие на поверхности керамического изделия. Кроме того, глазурью также называют исходный материал или смесь материалов, которые после нанесения на керамическое изделие и обжига дают соответствующее покрытие. В древней Руси глазурь также называли поливой».

Перед тем, как продолжить экскурсию по лаборатории, немного отвлечёмся и зайдём на склад «белья». Что такое «бельё»? Это необожжённые изделия из глины, в данном случае даже нераскрашенные. Множество хрупких статуэток, ваз и других экспонатов, ожидающих раскраски и обжига в печи и уже который год стоящих на полках склада. Часы в виде всадника, рожок мороженного, городовые-полицейские, вазы, стаканы, чего тут только нет…

Как же образуется подобное незаконченное изделие? В массозаготовительном цехе, масса глины замешивается и доводится до нужной консистенции. После этого она направляется в формовочный цех, где заливается в форму, достаётся и в идеале переходит на этапы покраски, глазурования и обжига. Но в данной комнате располагается как раз-таки склад продукции, которая не вышла (или не успела выйти) на последние три этапа. Вазы на полках.

К сожалению, из-за своей хрупкости, неосторожности посетителей, да и вообще из-за времени, многие необожжённые фигурки сломаны или разбиты. Чего уж говорить, ваш покорный слуга сам случайно зацепил и разбил одну необожжённую вазу. Слева на снимке — заготовка для будущих керамических часов в виде избушки с котом и собачкой.

Встречаются и совсем уж странные экспонаты — в духе вазы с крыльями)…

…или брутального армейца на фоне закромов Родины.

А вот некоторые вещи после покраски и обжига могли бы украсить сервант в доме, колоритно дополнив вашу коллекцию.

А мы тем временем уходим со склада «белья» и возвращаемся в лабораторию, о которой я не дорассказал на прошлых фотографиях. Во второй комнате присутствует чисто «лабораторный» антураж. Начнём, пожалуй с муфельной печки.

«Муфельная печь — нагревательное устройство, предназначенное для нагрева разнообразных материалов до определенной температуры»

В нашем случае — здесь обжигались экспериментальные покрашенные и глазурованные образцы продукции. В небольшом количестве они сохранились в этой и соседних комнатах.

Какие-то «умники» рассыпали на полу часть химикатов, поэтому запах царит не очень приятный. Долго задерживаться здесь не будем. Также, как и в любой другой лаборатории, здесь есть запасы хим. стекла, вытяжки, аптечка и т.д.

А вот и те самые образцы продукции (которых, к слову, раньше было намного больше). Многие из них — с дефектами, браком, трещинами, неправильной покраской и т.д. Некоторые чисто визуально выглядят нормально, но судить неспециалисту сложно. На этом снимке я имею в виду вазу и сапожки. Кстати, вот сапожков тут очень много — видимо, на них испытывали новые краски/глазури. А плоская собака — это снова необожжённый экземпляр.

А вот ещё одна печь для обжига. Хорошая штука, не правда ли? С помощью такой дома при должном умении после покраски/глазуровки можно превратить белые необожжённые фигурки в готовые экземпляры 😉 Хотя, почти аналогичные действия можно провести и в духовке/микроволновке/плите и т.д.

Выходим из лаборатории и заходим в следующую комнату по коридору. Здесь продолжаются помещения живописного цеха. После массовых набегов урбан-эксплореров, тут творится хаос — необожжённые вещи вперемешку с опытными образцами и формами. Стоит заметить, что одним из главных заказчиков продукции являлась РПЦ (скорее всего, в лице местных храмов). Здесь множество крестов, кадил, иконок и прочих изделий на православную тематику.

Общий вид на комнату и Дед Мороз по центру кадра. На прайс-листе можно увидеть, какие красивые вазы здесь производили в том числе. К сожалению, таких здесь не осталось, и подобные вещи можно визуально угадать только из белых ваз на складе необожжённых изделий.

Pages: 1 2 3

Agnostic


Comments

No Comments Yet! You can be first to comment this post!

Write comment

Войти с помощью: 

Your data will be safe! Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person. Required fields marked as *

14 − 9 =