27.04.2018
0 comments
Share

Остров Генриетты | История покинутой полярной станции

Правда о Генриеэтте

Если смотреть с самолета, то наш остров можно совсем не увидеть. Он так мал и незаметен среди ледовых просторов океана. Для тех, кто не бывал в Арктике, она рисуется мрачной и однообразной. И действительно, моментами Арктика бывает уныла и страшна. Но могучая, исполинская сила ледовых пустынь и туманов сочетается на самом деле с солнечными днями, с необычайной яркостью ландшафта и с пестротою красок. Одно и то же место с самолета может обманывать зрителя десятки раз в зависимости от погоды, времени года и даже времени суток.

В яркую летнюю ночь арктическое солнце стоит в зените. И в эти дни и ночи остров виден, как на ладони. А в сентябре над ним можно пролететь, не видя его вовсе.

Мы свой остров любили паблюдать с купола ледника, высота которого — 310 метров. Там мы узнали, что полярная ночь не так уже темна, мы видели оттуда электрические огни нашей полярной станции. И там лее мы узнали, что легенда о звуковых сопровождениях полярных сияний является выдумкой досужих беллетристов, а пресловутое «арктическое безмолвие» есть увертюра к симфоническому оркестру — смыканию льдов. Тихий свистящий ветерок совсем неожиданно иногда переводит слабый дрейф льда в штормовое движение. И тогда кажется, что наш маленький остров будет стерт, смят и опрокинут в море движущимися гигантскими льдами.

Однажды мы наблюдали, как ледяной вал высотою в 15 метров с норда направился на остров, все сокрушая перед собою, и у самого берега раскрошился кусками голубых льдин, из которых самая меньшая была величиной с пульмановский вагон.

Льдины такого размера попадают при этом торошении и к нам на берег. В таких «экипажах» Арктика направляет на наш остров растерянных, испуганных и исхудалых белых медведей. Их заносит откуда-то ледовый шторм. Они подходят не без робости в ночную пору к нашим домикам и к будкам сторожевых и ездовых собак в поисках пищи.

Я записал в дневнике:

«27 декабря 1937 года. Вчера во время сильного торошения чудовищная сила моря выбросила на наш ледяной барьер берега стотонные глыбы льда. Используя временное ледяное нагромождение, с моря на остров забралась группа голодных медведей. Звери подошли к нашему домику. Один из них под окнами стал рвать привязанную на цепь собаку. Мы в это время предавались самому поэтическому занятию на острове — готовились к новому году, мастерили елочные украшения.

Дикий собачий визг прервал наше занятие. Выбежали и увидели: медведь рвет собаку Каиру, которая должна была скоро ощениться.

Было настолько темно, что медведь попадал в поле зрения, только когда приближался к желтому пятну, освещенному изнутри окна. Он был похож в эти минуты на живую копошащуюся огромную глыбу снега. По голодному хищнику стреляем в упор. Раненый медведь бросает добычу и бежит по скользкому леднику обратно к морю, оставляя за собою кровавый след.

С помощью спущенных собак отрезаем путь беглецу и на леднике обнаруживаем второго медведя, затем третьего. А у нас нехватает патронов. Оставив зверей «на попечение» собак, мы возвращаемся домой за патронами. Дело кончается тем, что два медведя остаются за нами, а третий исчезает неизвестно куда.

Добытые медведи оказались очень интересными экземплярами. Звери были совершенно обезжиренные. Кожа на сухом слое мышечной ткани у них приросла к костям. Вес самого крупного медведя, обладающего огромной силой, не превышал трех пудов.

Повар с большим трудом наскреб из добытых медведей 15 килограммов мяса для изготовления вареной колбасы к нашему новогоднему столу…»

Зимою и летом, весною и осенью мы накопляли сведения об острове и животных, погоде и птицах, горных породах и насекомых, а также изучали движения льдов и морские течения.

И вот что мы можем теперь сказать об острове, который считался со времен Де-Лонга бесплодным и неприступным.

Наш остров вулканического происхождения, он расположен на рубеже двух морей—моря Лаптевых и Восточно-Сибирского, на координатах 77°0’57,5″ северной широты и 156°34’55,4″ восточной долготы. Вопреки сведениям, сообщенным в материалах к лоции 1937 г., Генриетта в двадцать раз меньше указанного там размера. Я уже говорил, что площадь ее едва достигает 10 квадратных километров, из которых три четверти занято куполообразным ледником. Высота неподвижного ледника 310 метров. Свободная ото льда поверхность покрыта мелким и крупным базальтовым щебнем и валунами. Количество отложений в результате выветривания и размывания базальта ничтожно. На протяжении всего северного берега полосой до 100 метров тянется ледник, непрерывно разрушаемый и разбитый параллельными трещинами. Внешность острова резко изменяется к югу п юго-востоку. Здесь полярные ветры показали свою могучую и страшную силу, они разрушили базальтовые колонны и превратили скалы в какие-то островерхие башни, выдвигающие свои шпили в небо наподобие гигантских сталагмитов.

Цилиндры, призмы, конусы и граненые фигурные колонны возвышаются здесь на 80 метров и выше. В иных местах южный берег спускается к морю амфитеатрами, уступы которых поражают симметричностью и правильностью полукружных изломов. И вот, как бы опровергая молву о безжизненности этого острова, в этих амфитеатрах размещаются и гнездятся сотни тысяч птиц, прилетающих сюда на время гнездования. В летнее время по всему острову раздаются птичьи крики — они нарушают безмолвие Генриетты.

Тающие снега южного берега и склоны ледника низвергают шумные водопады, летящие стремительно с высоты 100 метров.

Растительность Генриетты, действительно, бедна. Она представляет собою переходную ступень от тундровой флоры к флоре арктической пустыни. Чернобурый чешуйчатый лишайник покрывает почти все ярусы прибрежных скал. Яркооранжевый, зеленый и желтый накипной лишайник встречается реже. В заболоченных ровных местах, там, где скопились и отсырели продукты выветривания базальта, небольшими островками растут водяные мхи, а среди них изредка вкраплены кустики чахлого ягельника. Это любимая пища оленя, но она на острове остается нетронутой.

Травянистая растительность встречается редко, лишь стебли низкорослой осоки мы наблюдали в большом количестве на болотцах

А на высоких местах мы нашли два вида желтого полярного мака. Это очень красивые арктические цветы, но совершенно без запаха. Вид этого многолетнего высокогорного незнакомца еще не определен ботаниками. Очевидно семена этого растения занесены сюда пролетными птицами. Есть цветы, которые на всем острове были найдены нами в количестве всего лишь двух-трех экземпляров.

Первое открытие лекарственной травы, содержащей в себе камфару, сделали наши ездовые собаки. Зимой, при переходе собак на мучное и крупяное питание, они стали болетв желудком. В это время многие собаки стали раскапывать уплотненный ветрами снег и с жадностью набрасывались на зеленые стебли лекарственной осоки.

Отсутствие кормовой базы и суровый климат Генриетты создали неблагоприятные условия для развития живых организмов на острове. Только два вида бескрылых насекомых могут считаться постоянными «островитянами» —это «ледниковая блоха» и одно из насекомых, относящееся, по-видимому, к отряду панцернокрылых, но уже утратившее способность летать

К крупным представителям животного мира, попадающим на остров по пути миграции и в поисках пищи, относятся белый медведь, морж, морской заяц и кольчатая нерпа. Из них только белый медведь может считаться постоянным, круглогодичным посетителем Генриетты.

Веселыми весенними гостями на Генриетте являются птицы: серая пуночка, похожая на нашего воробья, черные чистики с белыми пятнышками на крыльях, чайки-моевки, мощные бургомистры, быстрые подорожники и пестрые каменушки.

Мы жили с ними общей жизнью. Они изучали нас и привыкали к нам, а мы изучали их, охраняли их покой и дарили молодому поколению на память алюминиевые кольца на лапки.

Эти птицы осенью улетели с острова и унесли с собою марку «Москва СССР». Где-нибудь на крайнем юге встретится человеку окольцованная нами выросшая птица, и она невольно выдаст трассу своего перелета ученому миру

Первыми из пернатых прилетают на Генриетту чистики. В 1938 г. они были у пас уже 10 апреля. Первое время они жили на воде, под ледниковым берегом, так как места их гнездования были еще покрыты снегом.

Чистики не имеют базаров, они расселяются небольшими колониями на прибрежных скалах. Эти заботливые птицы делают из мелкого базальтового щебня небольшую площадку в глубоких базальтовых трещинах и откладывают там одно или два яйца. Кладка яиц и насиживание их растягивается на все лето.

По количеству за чистиками идут чайки-моевки. Место их скопления и гнездования — южный берег. Они живут там скученным шумным базаром. Мы насчитали на каких-нибудь 300 квадратных метрах свыше 70 тысяч их гнезд.

Кроме постоянных наших пернатых жильцов через наш остров летят куда-то дальше на север гаги, гребенушки, белые куропатки, кулички и кайры. Точное направление перелета промысловых птиц мы смогли установить только в отношении куличков из подвидов «краснозобиков»; они стайками до пятидесяти штук улетали в северо-восточном направлении, где мною в тихое прозрачное утро в 120—150 километрах были замечены и впоследствии зарисованы в вахтенный журнал очертания земли, не известной ни одной лоции мира.

Полное отсутствие на Генриетте грызунов-лемингов, которые являются основной пищей белого и голубого песца, а также огромная площадь дрейфующих льдов с разводьями и полыньями, отделяющая наш остров от материка, не позволяют песцам проникать и жить на нашем острове. Но один случай появления на Генриетте белого песца мы отметили. Он относится к началу полярной ночи. Песец, вышедший во время торошения с дрейфующих льдов, прожил у нас всего два дня. Мы приняли все меры, чтобы удержать песца на острове. Наш биолог т. Леонов во многих местах разбросал приманку из кусков нерпичьего мяса и жира. Песец, однако, не воспользовался нашей любезностью. Первый день он справил свою трапезу в районе птичьего базара, где из-под снега вырыл и съел тела чистиков и чаек. На второй день песец осмелел, подошел ближе к станции, там отыскал труп ездовой собаки, выгрыз у нее часть бока, а затем сошел на береговой ледник, где и потерялись его следы…

На нашем острове мы обнаружили странную и диковинную находку: рога и кости дикого оленя. Когда и при каких обстоятельствах на Генриетту попал олень — предположить трудно. Возможно только одно решение этой загадки. В отдаленные времена рельеф северного берега отличался от нынешнего более пологим спуском, благодаря которому «блуждающий» олень мог забрести на наш остров и погибнуть здесь от недостатка пищи.

Основные результаты климатических наблюдений на нашем острове сводятся к тому, что климат Генриетты можно смело считать ультраполярным. Целый ряд специфических особенностей выделяют остров Генриетты почти из всех метеопунктов как западного, так и восточного секторов Арктики. Наиболее характерной особенностью является длительный период низких температур воздуха, доходящих до 40° мороза, как правило сопровождающихся сильным потоком штормового ветра ураганной силы (32 м/сек.)

Круглосуточный дрейф с постоянными разводьями и полыньями создает над морем и островом постоянные туманы. Остров наш благодаря этому является островом быстрых конденсаций твердых осадков в виде изморози, гололеда и инея. На куполе ледника в летнее время были отмечены дни, когда за шесть-восемь часов на деревянных стойках антенны, лыжах и древке знамени гололед нарастал до 30—40 сантиметров. Об этом мы вовремя сигнализировали самолетам.

В июне мы наблюдали грозу с выпадением фигурного града. А в полярную ночь над нашим островом наблюдалось низкорасположенное над горизонтом, активно пульсирующее северное сияние, переливающееся всеми цветами радуги

Бывали дни, когда мы видели темно-багровое сияние, которое озаряло остров, море, льды и мгновенно исчезало…

Всю эту правду о Генриетте, столь отличную от старых скудных сведений о ней, мы записали в наши журналы, зарисовали, сфотографировали, сняли на кинопленку и собранные коллекции по флоре и фауне представили на рассмотрение советской науке

Люди острова Генриетты вместе со всей страной осуществили также свои избирательные права

Мы счастливы и горды, что здесь, на далекой зимовке, отдали свои голоса тому, кто в сорокаградусные морозы, в тайге шел когда-то с оружием в руках уничтожать белогвардейские банды, стремившиеся поработить народы Якутии.

Имя нашего кандидата в депутаты Верховного Совета Якутской Автономной Советской Социалистической республики — т. А. А. Болтунов.

Выбирая этого достойного сына эвенкийского народа в Верховный Совет, наш остров жил и дышал одним дыханием со всей страной.

Это было живое дыхание людей сталинской эпохи.

…Кто же в стужу и ненастье Сквозь туман и холод льдов до людей доносит счастье? СТАЛИН—наша плоть и кровь!…

Такова наша правда об острове Генриетты, который американец Де-Лонг назвал «неприступным и безжизненным».

Pages: 1 2 3 4 5

Agnostic


Comments

No Comments Yet! You can be first to comment this post!

Write comment

Войти с помощью: 

Your data will be safe! Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person. Required fields marked as *

13 − одиннадцать =