27.04.2018
0 comments
Share

Остров Генриетты | История покинутой полярной станции

Остров Генриетты — остров в группе островов Де-Лонга в Восточно-Сибирском море, в северо-восточной части Новосибирских островов. Принадлежит России. Площадь около 12 кв.км, высота — до 315 метров. Административно входит в состав республики Саха-Якутия. Является крайним северным островом Восточно-Сибирского моря.

Остров необитаем. Состоит из песчаника, кое-где покрытого глетчерами, ледяной купол покрывает большую часть острова. Относительно гладкая поверхность острова противоречит его сложной геологической истории: согласно работе, опубликованной в 2007 году, остров включает сложный ассортимент вулканических пород, некоторые, относятся ко времени Ордовикского Периода (примерно 500 к 450 миллионов лет назад).

Остров был открыт американским полярным исследователем Джорджем Вашингтоном Де-Лонгом в мае 1881 года, когда корабль исследователя, зажатый ледяными массами, дрейфовал мимо острова Генриетта и его соседа, острова Жаннетты. В августе 1902 года в районе острова пропала экспедиция барона Эдуарда Толля, но поисковой отряд лейтенанта Александра Колчака на острове Генриетты не высаживался.

Третья высокоширотная экспедиция на «Садко» в 1937 году, успешно плавая севернее Новосибирских островов, где искала и не нашла Землю Санникова, организовала полярную станцию на острове Генриетты. Из статьи В. Ю. Визе «Остров Генриетты» («Советская Арктика», № 5, 1938): «Остров Генриетты был открыт случайно во время дрейфа судна «Жаннетта» американской экспедиции Де-Лонга… В первых числах июня 1881 г. на остров была отправлена партия под начальством инженера-механика Мельвиля, который произвел частичную опись острова и сложил на нем каменный гурий, положив внутрь его цинковую банку и медную трубку с записками. С тех пор прошло 56 лет, и за это время небольшой остров, затерянный среди полярных льдов и обозначенный на карте в виде черной точки, не посещался ни разу».

25 августа 1937 г. остров Генриетты стал обитаемым. Высадившимися участниками экспедиции и команды «Садко» на берегу был сложен из камней гурий и водружен флаг Советского Союза. Профессор Самойлович произнес речь, в которой объявил, что этот остров отныне присоединяется к владениям СССР (интересно, что в резолюции HJR 27, принятой в июне 1999 года, парламент штата Аляска не согласился с «передачей под российскую юрисдикцию острова Генриетты» — при том, что этот остров никогда и не был под юрисдикцией США). После этого «Садко» снялся с якоря и пошел вдоль острова на юг, чтобы выбрать место для постройки радиостанции. Однако, обойдя с запада и юга остров, места, где можно было бы высадиться на берег, не нашли, и руководство экспедиции решило строить радиостанцию на северо-западном берегу острова — между мысами Дюнбара и Беннетта, где члены экспедиции высаживались на остров при первом подходе к нему «Садко». Для выгрузки нужно было подойти к берегу вплотную и ошвартоваться к обледенелому снежному склону («навеянному леднику»), по которому надо было поднимать груз наверх, к месту строительства станции, на высоту около 36 метров. Для зимовки было доставлено три разобранных дома, радиостанция, большие запасы продовольствия, снаряжение и стиральная машина. Погрузка производилась под аккомпанемент собачьего лая — зимовщики острова Генриетты взяли с собой около тридцати ездовых собак.

На высоком берегу острова были поставлены две палатки. В одной из них установили магнитный теодолит; другая находилась около места, выбранного для астрономического пункта, и служила складом инструментов, различного снаряжения и запаса продовольствия, а также пристанища для работавших на берегу – на тот случай, если «Садко», вследствие подвижки льда, будет принуждён на некоторое время отойти, не успев взять людей с берега. Во время выгрузки строители работали на сборке жилого дома, склада и радиорубки. Научный состав экспедиции был занят обследованием и топографической съемкой острова, производством гидрологических, метеорологических и других наблюдений. Воспользовавшись тихой и ясной погодой и прекрасной видимостью, Хромцов и Самойлович 1 сентября отправились на восточный берег острова Генриетты, откуда увидели остров Жаннетты. Расстояние до него казалось равным 15-20 милям. 5 сентября строительство полярной станции было закончено, и «Садко», распрощавшись с зимовщиками и отсалютовав им прощальными залпами из ружей и гудком, направился к острову Жаннетты. Самойлович рапортовал об открытии новой, 57-й по счету полярной станции Главсевморпути.

Хромцов обращал внимание руководства экспедиции на то, что в будущем снежный склон может обрушиться и, следовательно, берег острова будет недоступен для выгрузки снабжения для радиостанции, а при наличии льда и при северных ветрах подход к острову вообще невозможен. Действительно, прогноз Хромцова оправдался. Станция просуществовала недолго и вскоре была закрыта — из-за обвала ледника снабжение ее оказалось невозможным. Хромцов считал выбор острова Генриетты для постройки на нем радиостанции неудачным не только в отношении выгрузки, но и в навигационном отношении, поскольку она находилась далеко от северной судоходной трассы и большой пользы судам принести не могла. Как судоводителя его интересовали ледовые и гидрометеорологические условия на трассе Северного морского пути и вблизи нее. По его мнению, в навигационном отношении более полезной была бы станция на острове Беннетта, поскольку она освещала бы гидрометеорологические и ледовые условия к северу от Новосибирских островов, знание которых необходимо судам при плавании из моря Лаптевых в Восточно-Сибирское не проливами, а вокруг этих островов.

Дальнейшая история станции связана с получившим большую известность конфузом. Начальник станции Л. Ф. Муханов, совсем не новичок в Арктике, 12 октября 1937 года записал в дневнике: «Прямое освещение северо-востока позволило увидеть контуры неизвестной земли, вытянутой с запада на восток, с двумя куполообразными возвышенностями на западе и значительным понижением к востоку. Мною, а через некоторое время т. Леоновым были сделаны зарисовки острова. Два рисунка, занесённые в вахтенный журнал, имеют между собой полное сходство». Весной 1938 года самолёт ледовой разведки обнаружил в районе, указанном зимовщиками, гигантский столовый айсберг (один из так называемых дрейфующих ледяных островов), в западной части которого действительно отчётливо просматривались два ледяных купола.

Время консервации станции точно неизвестно; можно предположить, что она произошла не позже 1939 года, когда была остановлена работа многих не оправдавших надежд арктических полярных станций; тогда же была окончена зимовка партии Муханова. Но на этом история станции не закончилась: теперь она стала базой экспедиций, ставящих цель достижения Северного полюса. Так, 16  марта  1979 г. с острова Генриетты статовала отважная семерка спортсменов-лыжников, участников высокоширотной экспедиции газеты «Комсомольская правда» во главе с Дмитрием Шпаро, 31 мая успешно достигшая Северного полюса.

В 1950 году остров стал прибежищем советских Робинзонов. Во время выполнения очередного рабочего задания гидрометеоролога полярной станции «Четырёхстолбовый» Александра Кузнецова вместе с двумя товарищами и упряжкой собак унесло на оторвавшейся льдине в открытое море. Законсервированная советская полярная станция на острове Генриетты с домом, баней, запасами топлива и еды приютила людей во время долгой полярной зимы. Дважды за это время над островом пролетал самолет и даже сбрасывал какой-то груз, не попавший, к сожалению, в руки полярников. Они не могли быть уверены, что о них знают и намереваются весной послать за ними ледокол. Поэтому накатывавшую время от времени депрессию и отчаяние, когда в самые, беспросветные полярные ночи один из спутников, блокадник Виктор чуть было не покончил с собой, лечили приготовлениями к новому большому пути. В апреле 1952 года полярники покинули остров и, совершив тысячекилометровый переход, достигли Большой земли.

19 апреля 1957 г. на ледяном острове начала работать вторая смена зимовщиков  полярной станции «СП-6» во главе с кандидатом географических наук геофизиком В. М. Дриацким. Льдина дрейфовала в районе береговой отмели, перемещаясь в основном на запад. Скорость постепенно увеличивалась, и лагерь несло в направлении островов Де-Лонга. Это вызывало серьезные опасения: ведь ледяной остров мог наскочить на скалистые берега островов Жаннетты и Генриетты и расколоться. 22 октября участники дрейфа увидели в юго-западном направлении о. Жаннетты, а 26 октября показался и второй остров — Генриетты. Кто-то в шутку сказал, что эти острова с такими красивыми женским именами надо было бы скорее назвать «Пронеси меня, господи!». Мольба, по-видимому, была услышана, и льдину пронесло мимо обоих островов благодаря изменению напрвления ветра. Льдина станции СП-6 прошла в 40 км от о. Генриетты и далее стала перемещаться на западо-северо-запад.

27 января 1966 года в «объятия» острова Генриетты попала дрейфующая полярная станция СП-14. Льдина раскололась, и возле станции не оказалось посадочной площадки даже для небольшого самолета. Пришлось эвакуироваться с помощью вертолета. В условиях полярной ночи вертолету пришлось сделать 12 рейсов! Такая операция, по оценке «Правды», была «проведена впервые в истории освоения Арктики» — но её можно было бы избежать, если бы решение об эвакуации было принято вовремя, до ожидаемого столкновения с островом.

Через несколько лет история повторилась с полярной станцией СП-19. В ночь 5 января 1970 года произошел разлом льдины и она села на мель вблизи островов Де-Лонга. Часть ледового острова была раздроблена на небольшие обломки, многие из них перевернулись. В середине марта 1970 года участников дрейфа перевезли с обломка на основную льдину с помощью вертолета. По существу, станция была организована заново. Через десять лет, 30 августа 1980 года полярная станция «СП-24», следовавшая в сплошном ледяном потоке, прошла в 37 километрах севернее острова Генриетты.


На стыке двух морей

(О зимовке на острове Генриэтты в 1937—1939 гг.)

Леонид Муханов, «Советская Арктика», 1939 № 5.

По следам Де-Лонга

Мы плыли к Земле Санникова, которую предполагали искать в море Лаптевых.

«Существует ли легендарная Земля Санникова?»—думали многие из нас, когда советский ледокол «Садко» подходил к 75-й параллели. Волнение было на палубе, глаза не отрывались от оптических приборов. Но горизонт был чист. Пока никаких признаков Земли Санникова не обнаружено.

На путях наших поисков лежал дикий и «микроскопический» островок, о котором люди знали только по наслышке, так как мужественный Де-Лонг оставил о нем лишь скудные записи, найденные на месте его гибели.

Де-Лонг писал:

«Островок Генриетты представляет собою бесплодную пустыню со снежной вершиной. Восточная сторона вершины покрыта ледником. Кроме гнездящихся на скале голубей никаких птиц не обнаружено. В качестве трофея на корабль доставлено немного травы и мха, а также кусок скалы. Из-за крутизны подъема не удалось взобраться на вершину утеса…»

А в XV томе «Энциклопедии» Брокгауза на стр. 362-й посвящено нашему острову три строчки совершенно ложных сведений: «Генриетта — один из меньших островов группы Де-Лонга в Северном Ледовитом океане, величиной в двести пятнадцать квадратных километров…»

Уж если это «меньший из островов», то каковы же остальные? Пятьсот, а быть может, шестьсот километров? На самом деле вся площадь острова Генриетты едва достигает десяти квадратных километров.

Pages: 1 2 3 4 5

Agnostic


Comments

No Comments Yet! You can be first to comment this post!

Write comment

Войти с помощью: 

Your data will be safe! Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person. Required fields marked as *

двадцать − двадцать =