Глубокая дыра космической безопасности
27.12.2017

Глубокая дыра космической безопасности

Это не шутки, а страшная и шокирующая реальность. Безопасность первого на планете космодрома находится в большой дыре и выбираться из нее никто не собирается. Разрешения для въезда в закрытый космический город и на сам космодром Байконур готовят несколько недель, но на деле всем наплевать, все это оказывается лишь бюрократической формальностью.

Сам город Байконур находится на территории Казахстана, но отделен от местной степи бетонным забором.

Перед въездом в Байконур нужно оставить свою машину: ее необходимо было оформлять отдельно, поэтому у КПП встречают представители Роскосмоса и садят в свой микроавтобус. Далее следует диалог с сопровождающими:

— Паспорта готовить?

— Да не, менты обычно не спрашивают

Так вот легко и просто попасть на территорию города с особым режимом, с сумками в руках, в которых может быть камеры и штативы(все оборудование необходимо было подробно описать в заявке на пропуска), а может быть еще что угодно. Проверять и сверять содержимое сумок никто не собирается. За четыре дня, проведенные на территории всего комплекса (будь то съемная квартира или пусковая площадка у ракеты) никто ни разу не попросил ни у кого хотя бы удостоверение личности, не говоря уже о том самом разрешении.

У проезжающих в город местных на своих машинах вроде бы смотрят прописку, остальные же могут попасть в закрытый космический город через дырки в бетонном заборе.

Космодром находится в паре десятков километров от города и там есть свое КПП, при проезде через которое никому ничего показывать, конечно, не нужно. А затем на самом космодроме есть еще отдельные КПП перед разными площадками.

Процедура пропуска к «Гагаринскому старту» на просмотр установки ракеты на стартовый стол разная для туристов, для журналистов и для сотрудников. Но все идут из разных автобусов одной толпой.

Девушка-контроллер пытается выяснить у работника, куда он идет и по какому удостоверению. Тот сам не в курсе, говорит, что смена менялась, он остался, пропуск с кем-то передал, а у него чей-то чужой.

— Ничего не поняла, — говорит контроллер. — Да, иди так.

Толпа из туристов, журналистов и сотрудников Роскосмоса приближается к КПП, на половину протекает туда беспрепятственно. Мужчина, охраняющий проход, оценивающе смотрит, смотрит, смотрит, потом говорит коллеге:

— Ты бы говорила, кто ваш вообще, а кто нет, — и тут же хватает за рукав девушку, которая кажется ему подозрительной.

— Это с нами! — кричит ему оператор, по нему сразу понятно, что оператор — в руках же камера.

— А, — говорит сотрудник Роскосмоса и одобрительно отпускает девушку. Толпа из всех продолжает затекать внутрь.

Американские туристы сбиваются поближе к тем, у кого куртки NASA. Российские туристы уходят во все стороны.

Журналисты идут к местам, откуда удобно фотографировать ракету, но пускают на такие места снова на глазок.

Мужчина в куртке «Служба безопасности» говорит голосом охранника из супермаркета:

— А ну-ка идите к туристам.

— Но мы журналисты.

— Ну-ну, журналисты, к туристам, идите, вам сюда нельзя, — говорит мужчина и тычет себе пальцем в надпись на груди «Служба безопасности».

— А как вы определяете кому туда можно, а кому нельзя?

— По глазам, — отвечает, отворачивается.

— Удивительно, — говорит пожилой американец с бейджем «турист» своему еще более пожилому другу-американцу. — Они купили новые автобусы! Я был здесь пять лет назад, тогда астронавтов увозили к ракете на таких очень старых автобусах, я думаю, из 60-х. Это очень странно, зачем они заменили их? Я думал, русские ничего не меняют здесь, чтобы сохранить атмосферу, чтобы это выглядело, ну, ты знаешь, будто бы ретро.

В Байконуре все «будто бы ретро»: и здания, и памятники и персонал может быть еще даже Гагарина видел. Вообще может показаться, что все это ретро лишь стилизация и дань традициям, отчасти так и есть. Например, сотрудники Роскосмоса закрывают ржавые ворота после отправления ракеты на стартовый стол.

Но все ворота и заборы на самом космодроме точно такая же формальность, как и в городе. В нескольких километрах от пусковой площадки находится огромное сооружение, это экспериментальный монтажно-заправочный комплекс.

В 70-е годы началась разработка программы «Энергия-Буран», которая должна была стать ответом американцам на их программу «Спейс шаттл». Программа предусматривала разработку многоразовой транспортной космической системы на кораблях «Буран». Первый космоплан даже смог совершить успешный полет в космос и вернуться на землю, но в 2002 году был уничтожен во время обрушения крыши здания, в котором он хранился. Да, крыша просто рухнула на космическую гордость страны, вроде как из-за скопившейся дождевой воды

Второй корабль Буран практически был готов к запуску в космос, но из-за сворачивания программы взлететь он так и не смог. Сегодня он хранится в этом сооружении и доступ туда закрыт. Но это формально закрыт, периодически внутрь забираются любители заброшенного и космического, экстремалы даже живут там в палатках, разжигают костры для приготовления еды.

Источник: mapala.net

Agnostic


Comments

No Comments Yet! You can be first to comment this post!

Write comment

Your data will be safe! Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person. Required fields marked as *