21.10.2017
1 comment
Share

Больно смотреть! Последние фотографии орбитального корабля «Буран»

Знаменитый орбитальный корабль «Буран», совершивший успешный полёт в космос, оказался заброшенным и погиб под рухнувшей крышей ангара на космодроме «Байконур» в 2002-м году.

Последние фотографии «Бурана»

После всех послеполетных испытаний и показательных полетов на самолете-носителе Ан-225 «Мрия» корабль «Буран» (изделие 1.01, корабль 1К1) в июле 1998 г. был доставлен из МИКа площадки 254 в МИК площадки 112 на Байконуре, где он вошел в состав демонстрационного макета многоразового ракетно-космического комплекса 11Ф36-МД (связки ракеты «Энергия» 11К25 и орбитального корабля 11Ф35).

Первоначальными планами макет 11Ф36-МД должен был быть максимально приближен по своему составу к штатному варианту 11Ф36 и состоять из второй летнойракеты-носителя «Энергия» 11К25 №2Л , состоящей из центрального блока Ц №2Л (второго летного) второй ступени, боковых блоков А №3Л (третьего летного комплекта) первой ступени и стартово-стыковочного блока Я №3, и первого летного корабля «Буран» (1.01, 1К1).

Однако затем было принято решение об использовании двигателей РД-170 (11Д521) от летных блоков А №3Л-6Л первой ступени «Энергии» в ракете-носителе «Зенит» по теме «Морской старт». В результате такого мародерского решения итоговый состав макета 11Ф36-МД изменился. В него вошли:

  • комплект боковых блоков А первой ступени 10А-40А от макета «Энергии» №4М-КС;
  • центральный блок Ц второй ступени от стендовой ракеты «Энергия» №5С1, на котором проводились огневые испытания на УКСС;
  • стартово-стыковочный блок Я №3;
  • межблочные связи от второй летной ракеты «Энергия» №2Л;
  • орбитальный корабль «Буран» (1.01, 1К1).

После сборки макет 11Ф36-МД был установлен на монтажно-сборочном оборудовании в четвертом пролете МИКа 112-й площадки.

Фотографии макета 11Ф36-МД, сделанные в 1999 году


Один из пролетов МИКа ракеты-носителя (112 МИК) до обрушения крыши. Cлева в ложементах и технологической оснастке лежит летная ракета 2Л, справа на заднем плане — технологическое изделие 4С. Справа на переднем плане стоит кислородный бак без теплоизоляции.

Один из пролетов МИКа ракеты-носителя (112 МИК) до обрушения крыши. Вид на хвостовую часть технологической ракеты-носителя 4С.

Один из пролетов МИКа ракеты-носителя (112 МИК) до обрушения крыши. Вид на тот же пролет МИКа, что и на предыдущей фотографии, с хвостовой части РН — на переднем плане летная ракета 2Л.


Фотографии «Бурана», на которые страшно смотреть…

А это фотографии, на которые страшно смотреть… Байконур, 112 МИК, 13 мая 2002 года — символичный и закономерный итог.

На этом фото от «Бурана» (1.01) видна только хвостовая часть…:

Носовая часть (остекление командного отсека) «Бурана» (изделие 1.01, 1К1):

Остатки блока Ц одной из ракет (на момент обрушения крыши в сооружении 1 площадки 112 хранилась в сборе одна макетная РН 11Ф36МД, боковые блоки от макета 6С и «россыпью» 5 летных РН — 2Л, 3Л, 4Л, 5Л и 6Л):

Остатки хвостовой части блока Ц и двигателей РД-0120 одной из ракет:

Остатки хвостовой части блока Ц и двигателей РД-0120 одной из ракет:

Остатки сборки 11Ф36МД, на которой располагался «Буран»:

Хвостовая часть бокового блока 20А.0000Х82-0 10484505С из сборки 11Ф36МД:

Блок Я (11К25.Я0000А-0) и сопла двигателей блока Ц (11К25.Ц0000С5.1-0 Т1505С1) сборки 11Ф36МД:

Фрагмент верхней фотографии крупным планом:

Носовой обтекатель одного их боковых блоков А:

Увеличенный фрагмент верхней фотографии:

Остатки левого крыла «Бурана»…:

На заднем плане, за стальными балками, видны остатки хвостовой части «Бурана»…:

Фрагмент верхней фотографии крупным планом; виден левый хвостовой блок (БДУ-Л) ОДУ и ошметки киля…:

Остатки носовой части «Бурана» (носового блока ОДУ):

Вид с уровня обрушившейся крыши МИКа:

Фрагмент фотографии слева с чуть большим увеличением:

Вид вдоль сооружения 1 МИКа 112 после частичной расчистки:


В жизни всегда найдется место подлости…

К сожалению, в истории всегда находятся люди, готовые «погреть руки» на чужих костях. Так случилось и в этом случае: из достоверных источников на Байконуре известно, что три макетных экземпляра кислородно-водородного двигателя РД-0120 (11Д122):

  • 11Д122, заводской номер 5351231151;
  • 11Д122, заводской номер 5351231154;
  • 11Д122, заводской номер 5351231153;
    оказавшиеся под разрушенной крышей, были проданы Китаю.

Для этого каждый из двигателей был аккуратно разрезан по технологическому стыку на две части (сопло и турбонасосный агрегат). Любителям распродажи Родины падение крыши МИКа сыграло «на руку», позволив одним росчерком списать в утиль все, что находилось под рухнувшей крышей. Однако фотографии свидетельствуют, что состояние двигателей после падения крыши осталось вполне пригодным для квалификации этой продажи как оплаченного шпионажа в пользу другого государства. Судите сами:

Кислородно-водородные ЖРД РД-0120

Кислородно-водородные ЖРД РД-0120

В настоящий момент Китай ведет активные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию маршевых кислородно-водородных ЖРД тягой 50 тс, поэтому макеты советских водородных двигателей тягой 190 тс (в вакууме), выполненных по серийной заводской технологии, будут для китайцев отличным подспорьем, если не образцом для подражания.

В связи с этим приведем цитату из статьи известного китаеведа А.Бабкина «Мирная экспансия» (журнал «Профиль», N10/17 марта 2008 г., стр.28):

«Например, Китай испытывает потребность в каком-то механизме или приборе, который сами они не делают. Вы практически никогда не продадите китайцу большую партию. Китайцы с удовольствием купят только один экземпляр. А затем его разберут, изучат и сделают такой же. И это с любым товаром, будь то самолет или сигарета. Партию — никогда, один экземпляр — пожалуйста. И не нужно вызывать российских наладчиков или монтажников, они сами все соберут и наладят выпуск под другим брендом»

Вообще заметим, хотя это уже вне темы сайта, что продажа наших космических технологий приобрела широчайший размах. Например, всем известно, что 1970-х годах ГСКБ «Спецмаш» (ныне ФГУП «КБ общего машиностроения им. В.П.Бармина») вело обширные проектные проработки инфраструктуры обитаемой лунной базы. Но мало кому известно, что сравнительно недавно весь комплект конструкторской документации по «Лунограду» (это десятки, если не сотни документов, в первую очередь чертежей) после завершения многомесячной процедуры рассекречивания был … продан «за бугор» в течение нескольких дней!


Почему обрушилась крыша МИКа на площадке 112?

Правительственная комиссия, расследовавшая причины обрушения кровли в трех пролетах 112-го МИКа, однозначно установила точную причину аварии. Однако причина оказалась настолько неудобна российской стороне, что по личному указанию председателя комиссии Ильи Клебанова эта причина была засекречена и ни в один официальный документ не попала. Как такое могло быть? Читайте дальше…

Официальные итоги работы правительственной комиссии были представлены пресс-службой Российского авиационно-космического агентства 17 июня 2002 г. В этот день в средствах массовой информации был распространен следующий релиз об итогах расследования причин и оценке последствий частичного разрушения монтажно-испытательного корпуса на площадке 112 космодрома «Байконур»:

«12 мая 2002 г. в 11.40 местного времени при проведении ремонта кровли монтажно-испытательного корпуса (МИК) на площадке 112 космодрома «Байконур» произошло обрушение покрытия (крыши) 3, 4 и 5 пролетов МИКа. В результате обрушения погибло 7 граждан Республики Казахстан, выполнявших ремонтные работы.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 мая 2002 г. № 627-р назначена комиссия по расследованию причин и оценке последствий частичного разрушения монтажно-испытательного корпуса на площадке 112 космодрома «Байконур» (далее Комиссия) под председательством Министра промышленности, науки и технологий РФ И.И.Клебанова.

Комиссия проделала следующую работу:

  • организованы первоочередные аварийно-спасательные работы на объекте силами и средствами МЧС России;
  • непосредственно на площадке 112 космодрома «Байконур» организована оперативная работа по анализу и оценке последствий происшествия;
  • для участия в работе Комиссии непосредственно на объект привлечены руководители и специалисты предприятий и организаций Российского авиационно-космического агентства, Министерства обороны РФ, администрации города Байконур;
  • организовано взаимодействие с комиссией Правительства Республики Казахстан;
  • организовано взаимодействие с родственниками погибших, оказана материальная помощь семьям погибших по нормам российского законодательства;
  • выявлены причины разрушения монтажно-испытательного корпуса на площадке 112.

Об итогах работы Комиссии 7 июня 2002 г. представлен доклад в Правительство РФ».

К релизу прилагались пояснительные материалы, ниже приводятся выдержки из этих материалов:

«МИК представляет собой многопролетное промышленное здание, состоящее из двух частей. Высокая часть (пролеты 3, 4, 5) имеет габаритные размеры 240х120х56 м, а низкая часть (пролеты 1, 2) имеет габаритные размеры 240х70х30 м. МИК спроектирован и построен для подготовки ракеты-носителя (РH) сверхтяжелого класса H1 для реализации в СССР программы полетов на Луну и был принят в эксплуатацию в 1967 году. После прекращения указанной программы была проведена реконструкция МИКа с целью создания технической позиции РH «Энергия». Работы по переоборудованию были завершены в 1985-86 годах.

Характер разрушений МИКа:

1. Покрытие со строительными конструкциями пролетов 3, 4, 5 полностью обрушилось внутрь сооружения.

2. Покрытие 2-го пролета имеет частичные разрушения в результате падения элементов конструкции стен высокой части здания.

3. Размещенные в 3, 4, 5 пролетах демонстрационный макет РH «Энергия» с ОК «Буран» и отдельные блоки (баки) РH «Энергия» разрушены от упавших строительных конструкций.

Причиной обрушения крыши МИКа является значительное (в 1,5 раза) превышение фактической нагрузки на покрытие по сравнению с принятой в проекте. Причинами превышения фактической нагрузки является комплексное сочетание факторов, один из которых следующий:

Отступление от проекта привели к значительному увеличению нагрузки на стропильные фермы. Значительное увлажнение керамзитового и минераловатного утеплителя кровли, вызванное повышенным уровнем выпадения осадков в зимне-весенний период 2002 г. в сочетании с существенным снижением прочности бетона железобетонных плит покрытия и частичной потерей сцепления бетона с арматурой за период длительной эксплуатации МИКа».

Если суммировать представленный релиз и прилагаемые материалы, то можно сделать вывод о том, что проект МИКа был без изъянов, строительство МИКа и его последующее переоборудование осуществлялось без отступлений от документации и строительных технологий, а обрушение кровли произошло из-за существенного превышения проектной нагрузки, действие которой усугубилось погодными условиями и возрастом несущих конструкций. Другими словами, никто не виноват. Советские проектировщики и строители прошлых лет все сделали правильно, а проектная перегрузка была превышена в полтора раза по вине, разумеется, казахских эксплуатантов последних лет…

Но эта официальная видимость правды на самом деле является ложью во имя государственных интересов России. Истинные причины обрушения кровли были установлены в ходе работы специальной государственной комиссии на основании Заключения научно-исследовательского и проектного института строительных металлоконструкций им. Н.П.Мельникова (ЦНИИПСК им. Мельникова): реальной причиной обрушения кровли являлась ошибка проектирования, допущенная разработчиком – ОАО «Ипромашпром» – при выпуске рабочих чертежей корпуса №1 под МИК лунной ракеты Н-1 в середине 1960-х годов. Ситуация выглядела следующим образом.

Пятипролетный корпус №1 площадки №112 состоял из высокой и низкой части. Высокая часть имела три пролета №№ 3,4 и 5 (40,5+39+40,5 метров соответственно) длиной 240 м. Перекрытия располагались на высоте 52,5 м (отметка низа стропильных ферм), на высоте 47 м (отметка головки рельсов) ходили мостовые краны грузоподъемностью 200 тонн.

Основу силовой конструкции корпуса составляли силовые колонны с шагом 24 м в продольном направлении, жестко закрепленные в фундаментах в двух направлениях (в продольном и поперечном). Надкрановая часть колонн выполнялась в виде сварных двутавров (надколонников), которые через подстропильные фермы (с продольным пролетом 24 м) поддерживали поперечные стропильные фермы, установленные с шагом 6 м.

В соответствии с климатическими условиями Байконура, кровля была рассчитана на распределенную снежную нагрузку 100 кг/м2.

Построенный в 1967-м году, корпус №1 после распада СССР стал собственностью Казахстана. По состоянию на начало 2002 г. МИК по договору аренды эксплуатировало российское госпредприятие – Государственный научно-производственный ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс». Несколько помещений в низкой части МИКа использовало совместное российско-французское предприятие «Старсем». По заключению экспертов, корпус был в хорошем состоянии и не требовал капитального ремонта. Но крыша каждый год протекала, и ее приходилось постоянно латать. Инженерной эксплуатацией МИКа занималась казахская фирма – субподрядчик, нанятый «Прогрессом». Именно ее бригада в составе 7 казахов и одного белоруса приступила к ремонтным работам на крыше в начале мая 2002 г.

Ранним утром 12 мая, в воскресенье, к МИКу подъехал «КАМАЗ», доверху нагруженный рулонами рубероида. Используя внешний подъемник, смонтированный снаружи на одной из стен здания, рабочие подняли рубероид наверх. К этому моменту на крыше уже находился ранее запасенный рубероид, и общий вес рулонов составил около 10 тонн. Проблема была в том, что рабочие раскладывали рулоны друг на друга так, как они собирались впоследствии их раскатывать при работе, т.е. вдоль торца здания. В результате этого вся нагрузка пришлась на одну, самую крайнюю стропильную ферму. Возник нерасчетный случай нагружения фермы, и в 09:40 по местному времени она не выдержала и подломилась.

Примечание автора:

впоследствии (15 мая), при «притягивании за уши» внешнего форс-мажорного фактора (землетрясения), якобы явившегося инициатором обрушения кровли, было названо другое время обрушения – 11:20 по московскому времени.

Но дальше случилось на первый взгляд необъяснимое – вслед за первой (крайней) фермой упали и все остальные фермы, не связанные между собой, во всех трех (!) пролетах, вызвав общее обрушение кровли на площади 28800 м2 и утянув с собой восьмерых человек! При обрушении кровли по периметру всей высокой части здания со стен в разных местах упали от двух-трех до пяти-шести верхних стенных блоков (от трех до девяти метров по высоте), образовав сверху рвано-зубчатый контур.

Сразу после катастрофы распоряжением Премьер-министра России Михаила Касьянова была сформирована государственная комиссия по расследованию причин трагедии во главе с министром промышленности, науки и технологий РФ Ильей Клебановым и его заместителем главой Росавиакосмоса Юрием Коптевым. Распоряжением предписывалось доложить Премьеру результаты расследования 31 мая.

Через несколько часов в Ленинск из Москвы вылетел самолет МЧС со спасателями, приземлившийся на Байконуре в ночь на понедельник. К обломкам разрушенного здания спасатели решились подступиться только с рассветом в понедельник, когда стали видны последствия трагедии.

Примечание автора:

Через два дня пресс-служба Росавиакосмоса утверждала, что «…поисковые работы начались в воскресенье в полночь, как только спасатели из Москвы долетели до Байконура».

Первоочередной задачей спасателей был спасение возможно оставшихся в живых и поиск тел погибших. Первыми в завалы вошли пять кинологов с собаками. С их помощью к вечеру из-под руин удалось извлечь тела шести ремонтников. Работе спасателей мешал сильный ветер. Боялись, что могут обрушиться оставшиеся стены, и будут новые жертвы. Работы шли с большим трудом. Ангар оказался завален многометровым слоем искореженного металла и бетона, к тому же сверху периодически продолжали падать огромные куски кровли. В середине дня работы даже были временно приостановлены из-за опасности грозы. Тем не менее, за понедельник удалось обнаружить тела шестерых погибших. К вечеру число жертв увеличилось: от сердечного приступа скончался заместитель главного инженера подразделения сборочно-испытательного комплекса ЦСКБ «Прогресс» Александр Костышев, отвечавший за организацию и безопасность ремонтных работ, которые и проводила погибшая бригада.

Так как разрушенный МИК принадлежал Казахстану, то в понедельник на космодром прибыл спецпредставитель казахского Президента Нурсултана Назарбаева и губернатор Кзыл-Ординской области, на территории которой расположен Байконур. Они возглавили казахстанскую комиссию по расследованию причин трагедии. После их приезда пресс-служба Росавиакосмоса заявила, что «расследование будет проводиться совместными усилиями».

В первые дни возникло несколько версий причин происшествия, а также предположений и нелепых слухов, подхваченных различными СМИ.

Примечание автора:

Этому в немалой степени способствовали и зачастую некомпетентные высказывания руководителя пресс-службы Росавиакосмоса. Например, 14 мая на вопрос журналистов о нанесенном ущербе С.Горбунов ответил: «Точный ущерб от случившегося пока трудно назвать. Но могу сказать, что корпус «Бурана» очень прочный, пострадать могли только крылья и боковые блоки первой ступени «Энергии». Представители пресс-службы продолжали упрямо отвергать очевидное и на следующий день, заявив 15 мая: «[К вечеру понедельника сотрудники МЧС] почти полностью освободили из-под завалов корпус «Бурана», который, как оказалось, почти не пострадал. Уже в ближайшие дни его планируется перевезти в другой ангар. Также, согласно данным предварительного осмотра, не очень пострадали и части «Энергии», включая три ее топливных бака (каждый емкостью более 150 тонн)». Красноречивые фотографии разрушения ракеты и особенно корабля (одна из которых приведена справа), на которых с трудом узнаются его фрагменты, наглядно демонстрируют компетентность и информированность пресс-службы Росавиакосмоса…

ервая версия была озвучена СМИ уже во вторник со ссылкой на заявление руководителя пресс-службы Росавиакосмоса Сергея Горбунова:

«Уже во второй половине дня [понедельника] специалисты Байконура вместе с сотрудниками МЧС пришли к выводу, что причиной обрушения мог стать какой-то взрыв. Взрыв же, в свою очередь, мог стать следствием постоянных протечек на крыше МИКа. За много лет из-за воды могли насквозь проржаветь опоры державшей крышу огромной несущей фермы. В результате та рухнула на стоявшие в цехе три топливных бака объемом 1,5 тыс.кубометров каждый. Баки были тонкостенными и от падения на них такой тяжести разорвались. Образовавшаяся мощная воздушная волна (до нескольких сотен тонн на одну стену) раздвинула стены, и в итоге все перекрытие рухнуло с высоты 80 метров».

Примечание автора:

Корреспондент «Комсомольской правды» А.Милкус в своей статье «Ракета «Энергия» взорвалась по халатности ремонтников» от 14 мая 2002 описал это так: «Как мне удалось узнать из неофициальных источников, скорее всего, на 112-й площадке произошло следующее. Во время работ одна из массивных частей кровли обвалилась вниз и попала точнехонько в бак ракеты, заправленный сжатым воздухом. Произошел взрыв, разметавший всю конструкцию и выбивший опоры из-под пролетов крыши. Бетонные глыбы посыпались в первую очередь на «Буран» и части ракет. В общем, легендарные «Энергия» и многоразовый корабль в одночасье превращены в груду искореженного металла. Все восемь рабочих оказались под тяжеленными плитами и обломками ракетных конструкций».

Этот вывод напрашивался сам собой, иначе сложно было объяснить обрушение всей крыши при сохранившихся стенах. На эту версию работал тот факт, что топливные баки ракетных блоков, находившихся в высокой части корпуса №1, находились под избыточным давлением для увеличения устойчивости их конструкции при длительном хранении. Однако на следующий день представитель пресс-службы Росавиакосмоса поправился: «Приоритетных версий нет. Но это не теракт, там не было взрывов и пожаров, как писали в некоторых СМИ. В МИКе нечему было взрываться, там было только железо».

К вечеру понедельника предположение о том, что причиной трагедии могла стать разгерметизация одного из топливных баков «Энергии» (в случае, например, если из-за ремонтных работ с кровли на него что-то упало), вызвавшая «раскачивание» стен МИКа, была отвергнута специалистами. Появились другие, более вероятные предположения: кровля могла не выдержать «ветровой нагрузки» или просто настолько обветшала, что упала под весом рабочих. Также не исключалось, что главной причиной обрушения стал солидный возраст постройки вкупе с возможными нарушениями технологии при ее возведении.

Анализ обломков позволил достоверно установить, что сначала разрушился один из пролетов (на крыше которого велись работы), и по цепочке утащил за собой еще два. Отсюда вытекало два принципиальных вопроса: что явилось причиной обрушения первого пролета и почему разрушение на нем и не остановилось? Как написала «Комсомольская правда» 14 мая 2002 года: «…ничего необычного в ремонтных работах не было. Странно другое: по официальным сообщениям, просто из-за халатности ремонтников обрушились три из пяти пролетов крыши. Но дело в том, что это не пролеты обычного дома. Сам МИК — размером с три, а то и четыре футбольных поля. Перекрытия его — колоссальных размеров и держались на массивных металлических балках. Что такого должны были вытворить на верхотуре работяги, чтобы вниз загремело сразу же больше половины крыши?»

Причина падения крайней стропильной фермы, нагруженной чрезмерной сосредоточенной нагрузкой от складированных рулонов рубероида, специалистам стала понятна сразу. Анализ также показал, что все разрушение кровли должно было этой фермой и ограничиться. В крайнем случае, должна была упасть и следующая, соседняя ферма — нагрузки на третью ферму в любом случае не превышали допустимые. Кроме того, дальнейшему разрушению кровли должны были воспрепятствовать надколонники, к которым торцами крепились фермы. Должны были, но… Внимательное изучение упавших перекрытий, оставшихся вертикальных колонн и главное – уцелевших в одном месте надклолонников однозначно указало на ошибку проектировщиков, повлекшую обвальное обрушение всей кровли (всех стропильных ферм) вслед за обрушением первой (крайней) фермы.

Конструктивно каждый надколонник устанавливался на верхний торец основной силовой решетчатой колонны и являлся основой шарнирного узла для стропильных ферм, подходящих к нему с противоположных направлений. Проблема была в том, что каждый надколонник при установке на колонну имел в торце крепления (накладки), препятствующие его перемещению в горизонтальном (в плоскости кровли) направлении, но его торец по плоскости стыка не был жестко (сваркой или анкерными болтами) закреплен на колонне. Проще говоря, если боковая нагрузка прикладывалась у основания надколонника, он ее держал, но если нагрузка прикладывалась на какой-то высоте от основания, то возникал выворачивающий (изгибающий момент).Опора надколонника не воспринимала крутящий момент, поэтому такое воздействие выворачивало его из узла крепления и он падал вместе с фермами, которые должен был поддерживать. Если бы каждый надколонник жестко крепился своим фланцевым стыком с верхним концом силовой колоны, представляя собой вертикальную консольную балку с защемленным концом (основанием), то при обрушении одной фермы верхняя часть надколонников смогла бы воспринять опрокидывающую нагрузку. Они бы просто погнулись, но вся крыша бы уцелела… А так она именно «поехала», как единое целое, и сложилась, как карточный домик…

Как только стало ясно, что первая ферма обрушилась из-за перегрузки, а вся кровля – из-за ошибки проектировщика, то дальнейшая деятельность государственной комиссии приобрела политический характер. В самом деле, первая ферма упала из-за нарушения технологии работ, проводимых казахской фирмой, но вся крыша в трех гигантских пролетах казахского корпуса упала из-за проектной  ошибки российской компании – ОАО «Ипромашпром». В случае обнародования этих результатов расследования Казахстан имел полное право потребовать от российской стороны (и за ее счет) полного восстановления корпуса и выплаты всех компенсаций. Поэтому по требованию И.Клебанова истинная причина не только не попала в официальные документы гос.комиссии, но и была скрыта от большинства ее членов. По свидетельству начальника отдела промышленных и гражданских сооружений ЦНИИПСК, заслуженного строителя России Геннадия Вячеславовича Калашникова, об истинных причинах разрушения (ошибке проектировщиков) знали всего 4 человека: он сам, И.Клебанов, Ю.Коптев и представитель «Ипромашпрома».

Характерны результаты трехчасового заседания комиссии по расследованию аварии 29 мая 2002 г.:

«…Комиссии удалось определить лишь совокупность факторов обрушения кровли. <…> Ими стали прежде всего отступления от проекта при строительстве корпуса (в качестве утеплителя крыши был использован керамзит, а не стекловата), перенасыщение влагой керамзита из-за обильных дождей и аварийного состояния кровли (это привело к увеличению его веса и, следовательно, нагрузки на несущие конструкции крыши), а также сосредоточение в одном месте на крыше до 10 т рубероида, предназначенного для ремонта кровли.

Комиссии пока не удалось точно установить, что послужило главной причиной аварии».

И самое интересное – комиссия приняла обращение к М.Касьянову с просьбой продлить срок ее работы: «Это необходимо для изучения возможного влияния землетрясения в Киргизии на обрушение кровли МИК на Байконуре». Ведь причину все равно нужно указать, Казахстан-то ждет! И «официальная» причина была найдена – ею оказалось землетрясение в далекой Киргизии, мощность которого дошла до Байконура по геологическому разлому, который случайно (!) проходит как раз под 112-м МИКом, аккурат под углом корпуса, в том самом месте, где рабочие поднимали и складировали рубероид. Заключение комиссии, в котором главная причина была сведена к форс-мажорному землетрясению, избавила Россию от возможных претензий со стороны Казахстана.

В следующем, 2003 году, по договору №01-1373 от 10.12.2002 между Ипромашпромом и ЦНИИПСК им. Мельникова специалисты последнего выполнили комплексное обследование с оценкой технического состояния и предложили конструктивные решения по усилению металлоконструкций третьего пролета МИК на 112-й площадке Байконура. Отдел В.Г.Калашникова в рамках проекта 3-9199-1-КМ разработал проект восстановления 3-го и 4-го пролетов МИКа, но к началу 2009 года был восстановлен только третий проем.

Обрушение кровли нашего самого большого ракетного монтажно-испытательного комплекса  — это не просто авария, повлекшая гибель людей и утрату основной части готового задела по программе «Энергия-Буран». Это красноречивый символ, это наглядный итог последних 30 лет истории отечественной космонавтики, наших самых масштабных, самых дерзновенных начинаний, неудач и побед.

Этот МИК построили для сборки и испытаний суперракеты Н-1, которая должна была не только доставить советского человека на поверхность Луны, но иотправить его к Марсу и Венере. Этого не случилось…

Потеряв 10 лет, мы смогли создать уникальную космическую систему «Энергия-Буран», совершившую два триумфальных полета и имевшую огромные возможности для последующего развития. Она оказалась не нужной… Как продолжение работ над РН «Энергия» мы начали работы над самой мощной в мире РН «Вулкан», с помощью которого мы бы уже сегодня могли быть на Марсе. Вдумайтесь! Сейчас, когда вы читаете эту страницу, на Марсе в самом деле могли цвести яблони…  В наших оранжереях. И слова из известной песни «На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы» потеряли бы налет фантастики, сравнявшись с романтическими «Где-то багульник на сопках цветет…»

Н-1

«Энергия-Буран»

«Вулкан»

Уже сегодня обитатели русского поселка на Луне могли бы голосовать там за «Единую Россию». Только Россия для этого должна была бы быть другой – тоже единой, но другой…

Устремленной вперед, во всех смыслах — к звездам. Без коррупции, без правового беспредела, со свободной, сильной, социально ориентированной и динамичной экономикой, с народом, уважающем свое руководство, состоящее из выборных профессионалов, политиков, а не безответственных политиканов и клинических казнокрадов, т.е. без фарисейской, антинародной, безнравственной и аморальной «Единой России». Страной, свободной от внутренних национальных распрей, уважаемой и уважающей своих соседей. Свободной страной.

Этого тоже не случилось… Поэтому крыша должна была упасть, похоронив под собой не только ракету и Мечту о далеких мирах, но и саму возможность впредь создавать такие машины.

Никто не закрывает нам дорогу к звездам. Мы сами от нее отказались, за ненужностью…

Источник

Agnostic


Comments

  1. дед Владимир Октябрь 27, 12:59
    надо было сразу сдавать в цвет мет, -- пока ещё на ходу был, уже тогда было понятно что надо бабло на всём рубить , что бы значит денег на освоение космоса заработать -- а тут такое ... .

Write comment

Войти с помощью: 

Your data will be safe! Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person. Required fields marked as *

двенадцать + один =