20.10.2017
0 comments
Share

Аральск-7 | Заброшенная фабрика смерти

Стремился к вечеру жаркий осенний денек в недавно образованной пустыне Аралкум. После подробного изучения военно-бытового городка Кантубек при заброшенном ныне полигоне по испытаниям биологического оружия Аральск-7, который называют  «Остров Возрождения» или «Остров Смерти», мы с напарником Костиком двинулись в сторону площадки В, где и происходили испытания биологического оружия и изучались последствия его применения.

Вообще, еще в 1936 г на остров Возрождения прибыла экспедиция во главе с профессором Иваном Великановым. Ученые пытались осуществить управляемое распространение туляремии. Но в 1937 г Великанов был арестован НКВД, и работы заглохли. Когда в 1942 г немецкая армия стремительно завоевывала западные территории СССР, с острова Городомля на озере Селигер эвакуировали через Киров и Саратов лаборатории по испытаниям биологического оружия на остров Возрождения в Аральском море. После войны на этом крупнейшем острове Аральского моря развернулось строительство аэродрома, воинской части и лабораторных корпусов. Это было время рождения полигона Аральск-7. Такое название этот военно-биологический комплекс получил в 1952 г.

Исследовать (на языке сталкеров «зашатать») этот объект я мечтала больше года. И вот я подхожу к нему и захожу на территорию, как и положено сталкеру, — через пролом в заборе. Забор с двойной колючкой, который когда-то тщательно охранялся, теперь повален во многих местах. В кустах шелестит ветер, и этот шелест очень похож на шорох шин легкового автомобиля по дороге из бетонных плит. Мы опять крадемся, как бандиты, по кустам, озираясь при каждом звуке. Я прохожу мимо развалин бараков и конюшен. Мой напарник далеко впереди, и мы с ним на открытом пространстве видны, как на ладони. Еще в городке у меня села батарея на большой камере и для съемок осталась только GOPR0. От страха язык немеет, но надо собрать волю в кулак и что-то все-таки рассказывать зрителям моего канала, чтобы они где-то к Новому году посмотрели видео, аналога которому нет на Youtube по данной теме.

От страха и напряжения я временами путаюсь и запинаюсь. Параллельно съемкам ломаю голову над тем, куда все-таки делся мой второй напарник. Его приняли (поймали, задержали)? Есть ли на острове люди, кроме нас? Если нет, то куда он все-таки делся? Заблудился? Упал, сломал ногу и не может идти? В общем, сплошные вопросы…

По непроверенным данным из интернета, в бараках в первые годы существования полигона, в правление Сталина жили женщины-заключенные и на них производились опыты с биологическим оружием. В интернете читала, что в лаборатории, якобы, есть смотровые кабинеты с разломанными гинекологическими креслами. Что ж… осталось немного, — посмотрим… За бараками стояли конюшни. Там содержались лошади, тоже участвовавшие в испытаниях (выездах). Еще из их крови делали питательную среду для размножения бактерий — агар. Служившие на полигоне и вхожие на площадку В называли его жидким мясом. Целый конезавод был построен на полуострове Куланды, чтобы разводить лошадей для нужд полигона. Конезавод работает и сейчас. Теперь он в частной собственности, и там разводят степных скакунов для конного спорта и сельского хозяйства Казахстана, а не для бессмысленного убийства, как было при советской власти. И это не может не радовать.

В моих предыдущих видео проекта «По следам экспедиции Алексея Бутакова» можно увидеть этих красивых, благородных животных. Надо быть не человеком и даже не скотиной, а просто каким-то чудовищем, чтобы хладнокровно, «в научных целях» уничтожать такую красоту. Что же за люди работали в этой лаборатории, к главному корпусу которой я приближаюсь? Как они живут сегодня после такой деятельности? Мысли роятся в голове, как стаи насекомых возле фонаря в летнюю ночь. На страх и панику уже не остается места в утомленном вопросами мозгу. Ну, вот, наконец, и он: 70-й корпус ПНИЛа.

В нем содержались зараженные в ходе испытаний биологического оружия животные. Здесь работали с морскими свинками, мышами, кроликами и обезьянами. В последние годы работы полигона, во времена службы в армии моего напарника испытания проводились, в основном, на обезьянах. На оборону у нас денег никогда не жалели, и обезьян покупали за валюту за границей и самолетом доставляли сюда, — как раз на тот самый аэродром «Бархан», куда мы не рискнули идти в первой половине дня. В стране были пустые полки в магазинах и самую обычную еду приходилось доставать (в заказах, очередях и т.д.), а Министерство обороны на сотни тысяч долларов закупало обезьян, чтобы умертвить их в этом мрачном здании.

В 70-м корпусе три этажа. На цокольном расположены всякие служебные помещения по обслуге лаборатории: контрольно-измерительных приборов, дезинфекторная,

помывочная,

с автоклавами для обеззараживания медицинской посуды,

душевые, туалеты и т.д.

Каждый этаж по всей длине здания пронизывает длинный широкий коридор.

Соединяют этажи две лестницы в разных концах здания…

…и грузовой лифт, на котором трупы животных спускали вниз в специальных бочках, грузили эти бочки в машину и отвозили хоронить на могильник за 70-м корпусом.

На первом этаже были помещения, где содержались зараженные животные.

Здесь за ними наблюдали, сравнивали течение болезни у привитых и непривитых животных, одних лечили, других — нет и наблюдали за результатами и скоростью прогрессирования болезни при разных условиях. В лаборатории у животных брали анализы и изучали разные медицинские и биологические факторы. В общем, наука!…

Pages: 1 2

Agnostic


Comments

No Comments Yet! You can be first to comment this post!

Write comment

Войти с помощью: 

Your data will be safe! Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person. Required fields marked as *

четыре × 2 =